Добавить в избранное


[Случайный кадр]
illuzia4.jpg

[Друзья сайта]

Главная > Статьи и интервью > Джоди Фостер - одинокая леди

Джоди Фостер - одинокая леди

Джоди Фостер говорит, что в детстве мечтала встретить 2000 год в огромной веселой компании - родных, друзей, коллег. «Но чем меньше дней оставалось до этого праздника, тем менее значительным он мне казался, - улыбается она. - Накануне Нового года я вдруг поняла, что это обычный день - такой же, как и все остальные. И тогда мне стало ясно, что его нужно встречать в узком кругу самых близких друзей». Фостер отказывается уточнить имена тех, кто вошел в этот узкий круг избранных. Вряд ли туда допущен ее брат, выпустивший несколько лет назад скандальную книгу о детстве Джоди. А вот Расселл Кроу, с которым Фостер приходила на церемонию вручения «Золотых глобусов» вскоре после Нового года, почти наверняка был в числе приглашенных. И конечно же свое место за столом занял двухлетний сын Фостер Чарли, которого она обожает.

Джоди отказывается назвать имя отца ребенка. Некоторые, правда, уверяют, что это французский актер и режиссер Матье Кассовиц, в компании которого Фостер проводила время два-три года назад. Касаться этой темы в беседе с Фостер не рекомендуется: актриса категорически отказывается говорить о своей личной жизни. Что ж, придется идти в обход. Итак, в последней на сегодня ленте Кассовица - мрачном триллере «Богровые реки» с Жаном Рено и Венсаном Касселем - рассказывается, как полицейские-напарники ловят маньяка. Значительных женских ролей в этом фильме нет. Интересно, получает ли Фостер предложения сниматься во Франции? Ведь она в совершенстве владеет французским языком... «Нет, в последнее время таких предложений не было, хотя я с удовольствием снялась бы во французском фильме», - спокойно отвечает она.

Может быть, французских режиссеров отпугивает ее гонорарная ставка - 15 миллионов долларов за фильм? «Нет, они знают, что ради хорошего проекта я готова значительно снизить свою ставку. Более того, мне нравится, что во Франции сценарий разрабатывается не под актера, а под режиссера. Актеры приходят позже, и это очень разумный подход». Фостер, как всегда, верна себе. Намеков она не понимает, а любой разговор сразу же переводит на свою работу. 37-летняя актриса с 34-летним стажем работы в кино снялась в 33 фильмах, поставила два фильма (сейчас работает над третьим), четыре раза была номинирована на премию «Оскар» и дважды становилась обладательницей почетной золотой статуэтки - за «Обвиняемых» (1988) и «Молчание ягнят» (1991). О Фостер вроде бы все известно: она актриса, режиссер, продюсер, мать-одиночка, обладательница диплома Йельского университета. И тем не менее она остается загадкой. Джоди только пожимает плечами, когда ее спрашивают, не боится ли она растить ребенка в одиночку. «Мама вырастила в одиночку четверых детей, - говорит она, - а ведь у нас вообще не было денег!»

Джоди была младшим ребенком в семье Лусиуса и Брэнди Фостер. Родители расстались до того, как Джоди появилась на свет. Брэнди зарабатывала на жизнь тем, что раздавала рекламные листовки-флаерсы и разносила прохладительные напитки на премьерах и конференциях. Старший брат Джоди, Бадди, тоже пытался подрабатывать - он ходил на пробы и снимался в массовках. Но вскоре главным добытчиком в семье стала Джоди, которая развивалась гораздо быстрее других детей. Однажды трехлетняя малышка бойко прочла текст на афише. Брэнди была потрясена: каким образом ее дочка выучилась читать? Загадка... Начав ходить с братом на пробы, Джоди вскоре получила главную роль в сериале «Бумажная луна» и с тех пор семья в основном жила на ее заработки. Сестры Джоди работали на нее: одна сестра помогала ей учиться, чтобы она из-за съемок не отстала от одноклассников, другая - возила ее на съемочную площадку...

Фостер до сих пор вспоминает, как тяжело ей было в те годы. Чтобы получить разрешение на работу, все несовершеннолетние актеры должны были регулярно проходить в суде собеседования с психологом. Брэнди часто ездила с дочкой в местный суд, и маленькая Джоди изо всех сил сжимала пальцы в кулаки, чтобы никто не заметил, что она грызет ногти: это могли истолковать, как признак нервного истощения и лишить ее работы, а всю семью - средств к существованию. А когда она проходила пробы на роль малолетней проститутки в фильм «Таксист», ей пришлось четыре часа беседовать с психиатром, который должен быть дать заключение о том, может ли она сыграть эту роль. Хотя детство Джоди Фостер пришлось на начало 70-х, когда хиппи своими протестами время от времени все еще заявляли о себе, сама она была далека от всего этого. У Джоди не было времени на то, чтобы участвовать в общественных акциях: она отлично училась во французском лицее - одном из самых престижных средних учебных заведений Лос-Анджелеса - и много снималась. Актриса Наташа Ричардсон, которая познакомилась с ней на съемках фильма «Отель Нью-Хэмпшир», говорит, что в те годы Джоди Фостер разочаровалась в актерской профессии. «Ей все давалось слишком легко, - вспоминает Ричардсон. - Она считала, что лицедейство - это чепуха, которой не стоит заниматься взрослому человеку».

После колледжа Фостер поступила в Йельский университет. Вернувшись через пять лет в Голливуд, она обнаружила, что ее забыли. Когда режиссер Джонатан Каплан решил снимать ее в «Обвиняемых», продюсеры единодушно выступили против. Они хотели видеть в главной роли девицу, «подходящую для изнасилования», а не синий чулок с университетским дипломом. К тому же в подростковом возрасте Джоди Фостер изрядно растолстела и к началу проб едва успела привести себя в должный вид строжайшими диетами и тренировками. К пробам ее допустили не сразу. Сначала ей просто нужно было «показать себя» продюсеру Сэму Джаффе, чтобы тот, убедившись, что она стройна и сексапильна, разрешил включить ее в список тех, кто проходил пробы. Продюсерам не нравилась внутренняя независимость Фостер, ее собранный, волевой вид. Накануне решающего этапа проб Каплан позвонил ей и начал упрашивать, чтобы она постаралась выглядеть как можно женственней и пособлазнительней. «Он сказал: «Завтра выдай им типаж «калифорнийской девчонки». Оденься позабавнее и будь этакой паинькой», - вспоминает Фостер. - Я ответила: «Но это же совершенно не тот образ, который, судя по сценарию, я должна воплотить». Джонатан хмыкнул и сказал: «Ну, с этим мы разберемся на съемочной площадке».

Джоди Фостер, смеясь, уверяет, что на следующий день у нее была «самая плохая проба в жизни». Но ее взяли, а через год она получила свой первый «Оскар» за роль Сары Тобиас, выигравшей дело против трех изнасиловавших ее подонков. И только много позже она узнала, что ее партнерша, актриса Келли Маггиллис, которая в те годы была звездой первой величины, пригрозила уйти с проекта, если продюсеры откажутся взять Фостер. «Меня поразила атмосфера на съемочной площадке, - вспоминает Джоди. - Ко мне так хорошо относились, меня так опекали! Правда, во время съемок сцены изнасилования я чувствовала, что многие готовы были сбежать с площадки, чтобы только не видеть этого!» Каплан говорит, что сцена «на 90% снималась по-настоящему». «Актеры плакали после съемок, - вспоминает Фостер. - А я, как последняя дура, думала только о том, что им плохо, а я должна их как-то поддержать, дать им понять, что это только кино...» Актриса уверяет, что после этого фильма она почувствовала себя сильным человеком. Если раньше она старалась как можно точнее следовать режиссерским указаниям, то теперь стала отстаивать свой взгляд на то, каким должно быть поведение ее персонажа. Фостер признается, что сегодня ее все больше и больше привлекает режиссура - потому что здесь ей есть чему учиться.

«Я занимаюсь этим не так давно, поэтому мне предстоит постичь очень много, хотя я немало времени провела на съемочной площадке, видела, как работают другие и училась у них и психологическим, и техническим приемам. Меня тянет в режиссуру уже давно. Режиссеру подчиняется все, в то время как актриса может дать фильму только крохотную часть себя. Когда я пересматриваю сегодня свою первую режиссерскую работу «Маленький человек Тэйт», я вижу в фильме себя, какой я была в 28 лет. В те годы все мне представлялось либо хорошим, либо плохим. К счастью, события в фильме показываются с точки зрения ребенка, поэтому такая установка имеет оправдание. В моем втором фильме «Домой на праздники» я попыталась найти что-то другое, говорить о жизни более иронично, язвительно, показать больше героев и больше событий».

Фостер также активно занимается продюсированием, хотя и говорит, что это наименее интересная часть ее работы в кино. «Это неблагодарный труд, - считает она. - Тем более что продюсирую я не ради денег, а для того, чтобы молодые, интересные режиссеры могли найти свой путь в кино». Недавно Фостер выступила продюсером фильма «Пробуждая мертвецов» Кита Гордона, а сейчас она работает над проектом «Опасная жизнь семинаристов», съемки которого начались 1 марта 2000 года. Фостер продюсирует 15-миллионную ленту на своей фирме Egg Pictures: режиссер-дебютант Питер Кэр ставит фильм по сценарию Джеффа Стоквелла и Майкла Петрони о друзьях из католической школы, которые, бунтуя против строгих правил, задумывают ограбление. Фостер исполнит вспомогательную роль одноногой монашки - очевидно, для того, чтобы придать проекту звездный блеск.

Раньше Egg Pictures сотрудничала с кинокомпанией PolyGram, но после того, как PolyGram перестала существовать, Фостер заключила контракт со студией Paramоunt. В последние годы Фостер больше занималась кинобизнесом, нежели собственно лицедейством. После того как она выбыла из таких престижных проектов, как «Игра», «Двойной просчет» и «Ганнибал», поползли слухи, что она намерена закончить актерскую карьеру. Режиссер Энди Теннант, который снимал Фостер в ее первом за последние два сезона фильме «Анна и король», говорил накануне премьеры, что Фостер готовится уйти в режиссуру.

Однако сама она уверяет, что фильм «Анна и король» вернул ей любовь к лицедейству. Эта история основана на реальных приключениях английской учительницы Анны Леоновенс, которая в 1860 году уехала вместе с сыном за тысячи миль от родины в азиатское королевство Сиам (ныне это Бирма и Таиланд). Фильм рассказывает, как Анна Леоновенс и ее сын учат 58 детей короля Монгкута понимать окружающий их мир и, в частности, западную цивилизацию, а дети, в свою очередь, помогают молодой вдове понять, что такое любовь и преданность в восточном понимании этого слова. Постепенно Анна и король сближаются. Анна открывает в короле Монгкуте государственного деятеля, который призван сделать Сиам равноправным партнером высокоразвитых западных стран. А король осознает, что Анна стала для него и его семьи источником вдохновения.

Джоди Фостер говорит, что самым привлекательным для нее в этом проекте было место съемок. После того как таиландская цензура запретила съемки в Таиланде, весь фильм был снят на натуре в Малайзии. После долгих поисков Теннант решил снимать красоты Пенан-Порта, пляжи и равнины живописного острова Ланкави и джунгли, окружающие деревни, к югу от города Ипох. «Еще до того, как мне предложили этот проект, я путешествовала по Таиланду и Китаю, - вспоминает Фостер. - Мне было очень интересно. Я говорила себе: «Как было бы здорово, если бы я могла сняться здесь в каком-нибудь фильме!» Но, конечно, мне не хотелось сниматься в стандартной колониальной ленте, в которой благонравные англичанки пьют индийский чай на веранде. Мне хотелось найти фильм, в котором рассказывалось бы о реальной жизни страны, о психологии ее жителей. Когда мне предложили этот проект, я была по-идиотски счастлива. Я два года не снималась, а теперь буду работать в стране моей мечты с самим Чоу Юнь-Фатом!» В первый же день съемок Фостер устроила своему партнеру «королевский прием»: пригласила оркестр, который исполнил песенку «Добро пожаловать, король Фатти». «Он был потрясен, хотя поначалу не понял, в чем дело, - вспоминает Фостер. - Оркестр был очень мил - это были ребятишки-школьники, - но играли они отвратительно. Потом ребята из съемочной группы развернули лозунг: «Добро пожаловать, король Фатти!» Вообще-то все эти приколы с марширующими оркестрами - из репертуара Мела Гибсона». Многие были удивлены, обнаружив в Фостер талант прикольщицы и юмористки. Долгое время она играла только в серьезных фильмах и говорила с прессой только о серьезных проблемах.

«Я не виновата, - улыбается она. - Мне задавали серьезные вопросы, и я давала умные ответы. А когда вышел такой фильм, как «Маверик», люди сочли его тем самым исключением, которое подтверждает правило». Джоди Фостер говорит, что больше всего в Чоу Юнь-Фате ей понравились его вежливость и доброта. «Этот человек, игравший наемных убийц, - самый предупредительный и добрый джентльмен на свете, - говорит она. - Он удивительно мягкий и милый и обладает огромным экранным магнетизмом. Он играет очень тонко, и в нем есть необходимая харизматичность для роли лидера Сиама, который совершенно изменил лицо своей страны и сильно повлиял на положение дел в Азии». Перед съемками была проведена тщательная работа по изучению соответствующего исторического периода; поэтому авторы могут поручиться за точность воспроизведения исторических зданий и мест, а Джоди Фостер - за точность викторианского акцента своей героини».

«Честно говоря, я немного смягчила акцент, - говорит она. - Настоящий викторианский акцент оцень раздражает непривычное ухо». Вскоре после выхода фильма в США Фостер сама дублировала свою роль для французского проката, причем постаралась найти французский эквивалент викторианских интонаций. «Дубляж - это очень трудная работа с технической точки зрения, - говорит она, - но она помогает совершенствоваться в языке и акцентах. Каждый раз, когда я дублирую свою роль на французский язык, я узнаю о нем что-то новое». Фостер говорит, что самым трудным для нее стал дубляж на французский язык фильма «Нелл». Героиня этого фильма - девочка-дикарка, выросшая в лесу с матерью, больной церебральным параличом. Нелл училась говорить у матери и полностью переняла особенности ее речи, совершенно не понятной для обычного человека. После французской премьеры «Нелл» была даже выпущена книга об этой уникальной дубляжной работе.

Многие считали, что за «Нелл» Фостер получит третий «Оскар», и были склонны видеть в ее последующих отказах сниматься в ряде престижных проектов признак того, что она не удовлетворена своей карьерой и тем местом, которое занимает в Голливуде. Джоди несколько раз давала понять, что теперь ее интересует малобюджетное независимое кино. Поэтому появление Фостер в «Анне и короле» - пышном историческом фильме стоимостью в 50 миллионов долларов - многих удивило. «Мне давно хотелось сняться в чем-то, не похожем на мои предыдущие работы, - говорит она, когда ее спрашивают, почему она выбрала костюмную мелодраму. - Я всегда любила такие фильмы, как «Последний император» или эпические ленты Дэвида Лина - фильмы, которые увлекают вас в прекрасное путешествие в буквальном и переносном смысле». Фостер невысокого мнения о прежних фильмах об Анне Леоновенс и сиамском короле. «Обе ранние версии довольно попсовые, а та, где роль короля играет Рекс Харрисон, вообще плохая». Она считает, что новая версия - не римейк, а совершенно самостоятельное произведение. «Больше всего мне понравилось то, что нам удалось внести в эту историю политические коррективы, - говорит Фостер, - представить ее как встречу двух миров - Европы и Азии, как столкновение предрассудков, предвзятых идей друг о друге».

Практически все съемки «Анны и короля» прошли на натуре и поэтому были особенно трудными. Пять месяцев вся съемочная группа страдала от жары, поскольку работа шла почти на экваторе. «Мне было немного страшно брать с собой Чарли, - вспоминает Фостер. Обратный перелет прошел отлично, но когда мы 23 часа летели в Малайзию, он все время капризничал. Слыша, как он кричит, я спрашивала себя: что же я делаю? Тем более что все мне говорили, что это безумие - везти малыша в Таиланд, где столько опасных болезней!» Но на самом деле, рассказывает актриса, ничего страшного не произошло; Чарли быстро акклиматизировался, не болел, много играл с ребятишками, которые изображали детей короля. «Мне акклиматизация далась гораздо труднее, - признается Фостер. - Я ведь затягивалась в корсет, наряжалась в очень тяжелые платья из плотной ткани, носила парики, а это далеко не самая лучшая экипировка в жаркой и влажной атмосфере». Джоди Фостер впервые была на съемках с ребенком. Она говорит, что это сильно изменило ее отношение к работе. «Представьте себе, я стала гораздо спокойнее! - смеется она. - Раньше я страшно злилась и огорчалась, когда на площадке что-то не ладилось, а теперь я при любой задержке с легким сердцем возвращалась к себе в гримерную, где меня ждал Чарли». После выхода фильма многие зрители (и особенно зрительницы) были расстроены тем, что авторы не осовременили историю и не довели роман Анны и короля до логической точки, оставив его чисто платоническим.

«Не забывайте о нравах той эпохи, - пожимает плечами Фостер. - В викторианскую эпоху лучшие любовные истории были эпистолярными. В те годы кульминацией пламенной страсти было прикосновение мужских брюк к женской юбке! К тому же в «Анне и короле» рассказывается о любви двух зрелых людей. У Анны только один ребенок, у короля же их - 50! Отношения героев этой картины сильно отличаются от отношений 20-летних. Их гораздо больше волнует будущее страны и их детей, нежели исход их романа. И к тому же по большей части эта история - ложь». Фостер провела тщательное расследование исторических фактов и сегодня охотно делится своей информацией: «Королю в то время было 65 лет, Анне - 26. Она вела дневник, он очень интересен, но верить ему нельзя. Многое было выдумано, а кое-что почерпнуто из других историй. Анна вовсе не была коренной англичанкой, она родилась в Индии. Забавно - ей казалось, что, объявив себя англичанкой, она произведет на всех лучшее впечатление. При всем при том это была исключительная женщина, умная, начитанная, знающая много иностранных языков - хинди, санскрит, урду. Она знала, что может рассчитывать только на себя. Она согласилась стать гувернанткой короля только для того, чтобы выжить вместе с маленьким сыном». Фильм «Анна и король» снискал уважительные рецензии, но суперхитом не стал. Но Фостер вряд ли сильно огорчается по этому поводу. Если эта железная леди смогла отказаться от второй серии «Молчания ягнят», то что говорить о других проектах? Сегодня все они - в прошлом, а Фостер работает над своей третьей режиссерской работой «Флора Плам».

«Это история, чем-то напоминающая старый фильм «Все о Еве» Джозефа Манкевича, - рассказывает Фостер. - В фильме рассказывается о юной циркачке 30-х годов, которая становится звездой. Фильм строится в форме расследования: разные люди рассказывают о том, какой они помнят Флору. Все согласны, что это была исключительная личность, но некоторые называют ее стервой, которая не имела равных в искусстве манипулировать людьми; другие считают ее совершенно наивной девушкой, обладавшей огромным талантом». Тем, кто пытается увидеть в этом фильме автопортрет постановщицы в юности, она, посмеиваясь, отвечает: «Конечно, каждый персонаж любого фильма - это еще немножко и сам режиссер. Но искать параллели между моей карьерой и историей Флоры Плам я вам не советую - пустое дело». Сама Фостер сыграет в фильме маленькую роль режиссера-документалиста, которая снимает репортаж-расследование о жизни Флоры Плам. «Вы услышите мой голос за кадром, - говорит она. - Все вопросы задаю я!» А в главной роли Фостер намерена снимать юную Клэр Дэйнс, которая пять лет назад, будучи ребенком, исполнила маленькую роль в ее фильме «Домой на праздники». «Эта актриса меня приворожила, - говорит Фостер. - Я считаю Клэр одной из самых талантливых актрис нового поколения. Она идеально подходит на роль Флоры. Я искала юную актрису, чей шарм опирается и на ум, и на невинность». Порой знаменитые актеры-режиссеры, снимая фильмы, приглашают своих родных засветиться в эпизодических ролях - в качестве своебразного талисмана. Не хочет ли она взять Чарли на какую-нибудь роль?

«Я не против того, чтобы он стал актером или режиссером - но я не хочу, чтобы он начал заниматься этим с детства, - говорит Фостер. - Пусть сначала вырастет и окончит университет. Кино может подождать. Впрочем, сегодня Чарли больше всего увлекается футболом - его не оторвешь от мяча. Он очень задиристый, очень пробивной - типичный американский мальчишка». Кстати, футбольный мяч подарил Чарли Расселл Кроу, которого таблоиды в последнее время усиленно записывают в женихи Джоди Фостер. Сама же актриса уверяет, что их связывают лишь дружеские и профессиональные отношения. Что ж, последний вопрос: какой из своих фильмов она показала бы сыну в первую очередь? «Я об этом пока не думала. Возможно, «Багси Мэлоун» - это фильм, в котором дети реализуют свою мечту стать взрослыми - но совершенно по-детски. Но пока я еще не решила, когда поведу его в Диснейленд».
 
 
 источник:www.jfoster.ru